ЯСНОЕ ДЕЛОВОЕ ПИСЬМО. КАК НЕ МУЧИТЬ ЧИТАТЕЛЯ

21 Февраля 2010 года

Вы не поверите, но произошло то же, что происходит ежедневно с сотнями отличных мыслей, когда люди пробуют положить их на бумагу. Разве не приходилось вам читать в информационном письме или служебной записки что-нибудь вроде: «Во избежание конфликтных ситуаций с уже оплатившими тур туристами при обнаружении невозможности выдачи им посольством визы, турагентством было произведено изменение процедуры приема и проверки документов туристов на визу»? Скорее всего, автор этого текста хотел сказать, что турагентство изменило процедуру приема и проверки документов, чтобы исключить ситуации, когда туристы оплачивают тур, а потом посольство отказывает им в визе. Но в процессе превращения мысли в текст произошло НЕЧТО, сделавшее этот текст практически нечитаемым.

Или, например, узнаете вы из письма, что «необходимость разработки альтернативной программы обучения водителей для Сибирского региона обусловлена большой удаленностью населенных пунктов этого региона друг от друга и связанной с этим частой необходимостью самостоятельного ремонта автомобиля водителем в полевых условиях». Вам хотели сообщить, что «альтернативная программа обучения водителей потребовалась в Сибири потому, что населенные пункты здесь расположены очень далеко друг от друга, и водителям часто приходится самостоятельно ремонтировать автомобиль в полевых условиях». Но НЕЧТО опять помешало.

Как же остановить НЕЧТО, что нужно и чего не нужно делать, чтобы наши мысли при переносе на бумагу не теряли своей ясности? Как вовремя заметить, что они ее теряют, и пока не поздно, внести коррективы?

Попробуйте сыграть с самим собой, - а лучше с коллегами, - в такую игру. Возьмите фразу – например, «Идет бычок, качается, вздыхает на ходу». Теперь выделите из нее подлежащие и сказуемые – у вас должно получиться «идет бычок, качается, вздыхает». А теперь попробуйте передать эти подлежащие и сказуемые рисунком, как если бы вы сочиняли ребус. Пусть по этому рисунку окружающие попробуют угадать, какую знаменитую фразу вы изобразили. Возможно, на вашем рисунке появится существо с рогами и копытами, а может быть слово «бычок» вызовет ассоциацию с окурком. Чтобы показать, что ваш персонаж «качается», вы, возможно, изобразите стрелки влево - вправо, или, например, дадите бычку в лапы гантели... Так или иначе, у вас выйдет вполне осмысленная картинка. А вот теперь попробуйте проделать то же самое с фразой «Пешее передвижение детеныша крупного рогатого скота мужского пола сопровождается покачиванием и вздохами…». Как вы нарисуете передвижение, которое сопровождается? Можно ли будет по этому рисунку понять смысл фразы?

В обычной речи подлежащее это, как правило, главный герой предложения, тот, о ком идет речь. Сказуемое - то, что герой делает. Принимаясь читать предложение, мы хотим сначала получить общую картину, понять, о ком или о чем нам рассказывают, что с этим кем-то или чем-то происходит, а уж потом вникать в детали. По привычке мы ищем подлежащее и сказуемое, чтобы «выудить» из них смысл. Если «выуживается», что некий бычок идет, качается и вздыхает, в голове у нас возникает конкретный образ, с которым можно работать, постепенно «облепляя» его подробностями. Если же «выуживается» передвижение, которое сопровождается, то мы так и остаемся в полном неведении о сути предложения. Никакого образа у нас не возникает. Чтобы что-то понять, нам надо «прошерстить» все слова – а это требует времени и усилий. Неудивительно, что читая предложения с неконкретными подлежащими и сказуемыми, мы чувствуем, как наш мозг «закипает».

Стало быть, неконкретные подлежащие и сказуемые – первый враг делового писателя. О ком или о чем этот текст: «Во избежание конфликтных ситуаций с уже оплатившими тур туристами при обнаружении невозможности выдачи им посольством визы, турагентством было произведено изменение процедуры приема и проверки документов туристов на визу»? Если верить подлежащим и сказуемым, то об изменении, которое было произведено. А текст «Турагентство изменило процедуру приема и проверки документов, чтобы исключить ситуации, когда туристы оплачивают тур, а потом посольство отказывает им в визе»? Про турагентство, которое изменило, про туристов, которые оплачивают, и про посольство, которое отказывает. Чувствуете, как уже из подлежащих и сказуемых складывается история?

Кстати, а докуда вам понадобилось дочитать первую фразу, чтобы понять, что она об изменении? «Во избежание конфликтных ситуаций с уже оплатившими тур туристами при обнаружении невозможности выдачи им посольством визы, турагентством было произведено изменение…» Обратите внимание, сколько слов нам пришлось просканировать, прежде чем мы начали хоть что-то понимать. «По свидетельству девицы, оказавшись в должности царицы, она могла бы обеспечить…» Трудно читать текст с неконкретными подлежащими и сказуемыми, но еще хуже приходится, когда подлежащих и сказуемых совсем нет. Особенно, когда фрагмент без подлежащих и сказуемых это начало предложения, - мы читаем слово за словом, не понимая, для чего нам эти слова, к какому предмету они относятся. В таком фрагменте ничего не происходит, никто ничего не делает, как в огромном пустом доме, заваленном ненужным хламом. И бедный читатель должен пробираться к смыслу через этот захламленный дом. Выходит, что такие большие «слепые» куски текста без подлежащих и сказуемых – наш второй враг. И теперь можно сказать, что мы знаем своих врагов в лицо.

Но сложность в том, что просто знать их зачастую недостаточно. Мы сами, читая собственное письмо, не всегда замечаем, что враги уже там. Нам заранее известно, что мы хотим сказать в письме, - и не всегда получается перечитать написанное глазами читателя и заметить «непонятности». Хорошо бы иметь набор формальных признаков, по которым можно обнаружить врагов, или хотя бы понять, что стоит насторожиться и всмотреться в свое письмо внимательнее. Я могу предложить четыре таких признака.

  • Первый признак – обороты типа «выполняет перемещение» или «осуществляет контроль» вместо«перемещает» или «контролирует». Обратите внимание, как эти обороты убирают смысл из сказуемого – герой больше ничего не перемещает и не контролирует, он только выполняет и осуществляет. 
  • Второй признак – превращение действия в действующее лицо, конструкции типа «хождение бычка осуществляется» вместо «бычок идет». Конечно, нам может быть важно рассказать в первую очередь не о бычке, а именно о его хождении, но важно понимать, что мы тем самым лишаем свое предложение осмысленного сказуемого. Что делает наше хождение? Оно осуществляется… 
  • Третий признак – обороты типа «имеют место факты хождения бычка». Тут уж ни в подлежащем, ни в сказуемом не остается полезной информации – наш оборот ведет себя как кукушонок, занимая главные члены предложения и выталкивая из них смысл. 
  • Четвертый признак – предложения, начинающиеся с «принимая во внимание, что…», «учитывая факт наличия…», «будучи проинформированными о возможности...» Сами по себе эти конструкции не вредны, но за ними, как правило, следует длинный фрагмент без единого подлежащего и сказуемого.«Учитывая многолетнее и плодотворное сотрудничество наших компаний в направлении обеспечения населения услугами телефонии и Интернет и реализации тем самым правительственной программы повышения доступности услуг связи в регионах России…» Этот фрагмент можно легко заменить на «Учитывая, что наши компании давно и плодотворно сотрудничают, обеспечивая население услугами телефонии и Интернет…» или вовсе на «Наши компании давно и плодотворно сотрудничают, обеспечивая население услугами телефонии и Интернет. Мы вместе выполняем правительственную программу…» Главное вовремя заметить опасность. 

А когда мы ее заметим, нетрудно будет и принять необходимые меры. И в условиях гарантированного осуществления понимания написанного нами читателем будет возможно создание деловых писем надлежащего качества. Ой, что это из-под пера выскользнуло…